site map - карта сайта 

Александр Шкляев

публикации > Герд и Гердоведение

Кузебай Герд, 1922

Удмуртское народное творчество

Царское правительство всячески старалось затоптать в грязь мелкие национальности, населяющие Россию. Оно всеми силами стремилось уничтожить те или иные достоинства, которые этот народ, несомненно, имел. Одним из самых главных достоинств всякого народа является его творчество, произведения его ума и фантазии: песни, сказки, загадки, легенды, предания, пословицы и т. д.; по этим народным произведениям можно судить и о самом народе, о его культурности и даже о том, имеет ли он право на дальнейшее культурное развитие.
В эпоху самодержавия и на удмуртов смотрели, как на самый последний народ, совершенно неспособный воспринять ни великих идеалов культуры, ни создать чтонибудь свое; об удмуртах так и говорили: "Вотяки да черемиса из грязи завелися..."
Этот взгляд по инерции передавался из поколения в поколение, из эпохи в эпоху и даже сейчас, когда после Великой Революции удмурты сами начинают брать руль общественнополитической жизни в свои руки, этот взгляд продолжает еще цвести в удмуртском крае пышным цветом русского горделивого шовинизма и полного пренебрежения к удмуртам и их интересам.
Еще до сих пор об удмуртах думают, как о народе, предназначенном для вырождения, для русификации, основываясь на том, что никакой удмуртской культуры нет и быть не может.
Но остановимся подробнее, что удмурты имеют за собой, а отсюда — имеют ли они полное и неотъемлемое право на культурное развитие.
Всякий народ, на какой бы стадии своего культурного развития он не стоял, имеет свое народное творчество, или, иначе говоря, имеет то, что дает ему право на дальнейшее культурное существование.
В этом отношении удмурты могут смело и громко заявить, что они это право имеют, они имеют богатейшие перлы народного творчества.
Громадное количество сказок, легенд, красивых преданий, десятки тысяч песен, оригинальных загадок — разве все это не говорит о богатстве фантазии удмурта, о его поэтической душе?!
Горе, горькое горе создало горькую песню,
Тоска и печаль ночами сложили ее,— так поют удмурты в своих песнях; эти слова могут служить эпиграфом ко всему народному творчеству.
В древнеудмуртской поэзии есть одна особенность, которая отличает ее от поэзии других народов: она сохранилась в устах простого народа, создана им, с непосредственной простотой отражает его радость и горе, разочарования и надежды, отражает ярко ту первобытную эпоху, когда еще не существовато разделения общества на классы, воспевает бедную жизнь простых крестьян, обитателей лесов, жизнь, еще не тронутую культурой, свободную и близкую к природе.
В удмуртской народной поэзии преобладает лирический элемент. Песни пелись в старину при торжественных случаях: во время весенних игрищ, на свадьбах и т. д., пелись обыкновенно под аккомпанемент гуслей {будзын крезь), и так они переходили из гурта в гурт, из села в село. Но создавались они, по большей части, в уединении и служили для выражения непосредственного чувства. Мать напевала их, укачивая ребенка; молодая девушка пела, ожидая своего суженого; старуха, прядя свою пряжу; охотник, гоняясь за дичью; парень, возвращаясь с поля,— вот мотивы, наиболее часто повторяющиеся в удмуртской народной лирике. Во все эти песни вплетены живые черты окружающей действительности. В них воспевается будничная жизнь одинокой лесной избушки, деревенские игры на лужайке, озеро и лес в летнюю пору. И вся эта обстановка окрашивается настроением певца. Природа как бы превращается в живое существо: у нее своя душа, мысль, язык. Певец поверяет ей, как другу, свои тревоги. Он рассказывает о своем горе деревьям, ищет у них утешения; он заставляет куковать кукушку и получает от нее ответ. Кажется, ни у одного народа это одухотворение природы не достигает такой полноты, как в удмуртской народной лирике.
Эпическая поэзия возникала на почве сложившихся мифических представлений, из народных сказок и т. д., хотя указать их первоначальный сюжет чрезвычайно трудно: последние научные исследования установили, что некоторые эпические сюжеты проникли из Южной и Восточной Азии, а древнейшие из них восходят к языческой поре.
Образный язык народной поэзии чрезвычайно богат и сочен; фантазия поэта черпает из неистощимого источника природы все новые образы и сравнения, краски и оттенки. И высшая прелесть этой поэзии — в ее безыскусственности. Самые тонкие и нежные оттенки чувства народпевец выражает простыми средствами. Глубокая тоска и ожидание смерти уживаются в этих песнях рядом с игривой резвостью и могучей жаждой жизни.
...Быстрая капля, красивая капля Скатилась, исчезла — заметил иль нет? Молодость, юность в вечность скатились, Старость пришла — пожалел ты иль нет?!.

"Вот — минута, за нею — другая, День проходит, за ним — недели, Месяц за месяцем, года за годами Юность проходит, за нею — старость Волосы наши как снег серебрит И в забвенье уводит бесследно..."
"Зеленью оденется девушкабереза, Песенки весенние тихо распевая... Но приходит осень — вянут, блекнут листья, Падают в могилы, по ветру порхая... Желтым да прежелтым, вышитым, узорным Ковриком разряжен, луг весной пестреет... Ах, пойдут туманы, белый жгучий иней Изомнет цветочки — коврик почернеет... Точно макоцветы, молоды, здоровы. Мы цветем на свете, жизнь когда легка,— Но подуло горем, горькою печалью Вянут макоцветы, ах, бледна щека!.."

Вот три небольших отрывка из песен, которые ярко говорят об удмуртской народной поэзии.
Собирание произведений удмуртского народного творчества продолжается с начала XVIII столетия вплоть до наших дней и дает замечательные результаты.
В настоящее время мы имеем до 5 000 народных удмуртских песен, что составляет 26 000 строк стихов, более тысячи загадок и пословиц, множество сказок, легенд и преданий, с большой любовью собранных известными заграничными учеными — Мункачи, Вихманн, русскими — Гавриловым, удмуртскими — Т. К. Борисовым, И. С. Михеевым, поэтами — М. Ильиным, К. Гердом, И. Яковлевым и другими.
Из этого огромного запаса напечатана пока небольшая часть сказок, песен и пословиц.
Несомненно то, что народная поэзия, безусловно, сильно повлияет на развитие удмуртского искусства не только в области литературы, но и в области живописи, музыки и т. д. В это мы глубоко верим.

От редакции: Статья печатается в дискуссионном порядке.


 

 


Александр Шкляев. Удмуртская литература и журналистика.
Контакты: skl-44@yandex.ru