site map - карта сайта 

Александр Шкляев

(Из интервью М.Гришкиной Алексею Чулкову

("Удмуртская правда", 2008, 28 мая).

Вхождение Удмуртии в состав России.

Kак это было

Осенью 2008 года наша республика отметит 450-летие добровольного вхождения Удмуртии в состав России. Об этом знают все. Но не все имели возможность познакомиться с фактами истории 450-летней давности, с интересной, трагической, поучительной историей становления Российского государства.

О том, как это было, мы говорили с доктором исторических наук, профессором, заслуженным деятелем науки УАССР и РФ Маргаритой Владимировной ГРИШКИНОЙ.

- Маргарита Владимировна, когда в нашей республике впервые обратили внимание на эту дату?

- Впервые – в 1958 году, когда отмечалось 400-летие добровольного вхождения Удмуртии в состав России. Спустя 25 лет, в 1983 году, на самом высоком уровне вновь было решено отметить эту дату. Наш Институт истории языка и литературы при Совете Министров УАССР получил тогда задание буквально за месяц подготовить книгу об этом событии.

Именно тогда, в 1983 году, я и начала заниматься этой проблематикой, погрузилась в источники – различные своды полного собрания русских летописей, разрядные книги, повествования современников типа «Истории о Казанском царстве».

Анализ источников сформировал мое представление о событиях теперь уже 450-летней давности. На официальном уровне их было принято называть «добровольным» вхождением Удмуртии в состав России. Хотя 450 лет назад ни Удмуртии, ни России еще не было. Да и с «добровольностью» дело обстояло не так просто. Но в те времена было принято все упрощать. Поэтому создавалась такая благостная картинка: народы Поволжья пригласили войти в состав Русского государства, и они это приглашение с воодушевлением приняли.

На самом деле процесс присоединения был достаточно сложным, далеко не бескровным, он шел почти 70 лет. И сегодня, освободившись от идеологических догм, пора взглянуть на этот процесс максимально объективно, рассказать, наконец, как все было на самом деле.

Сделать это, увы, достаточно сложно. По той простой причине, что источников сохранилось значительно меньше, чем хотелось бы историкам. И, тем не менее, даже сохранившиеся рисуют очень интересную картину…

- Так с чего же все начиналось?

- Начнем с того, что не Удмуртия включалась в состав России, а включался удмуртский этнос в составе политических образований того времени. В 1489 году в состав Великого Княжества Московского вошла Вятская земля, в ту пору самостоятельное политическое образование, предположительно – вечевая республика. До той поры она вела достаточно самостоятельную политику, участвовала в феодальных войнах, выступала против централизации.

Попытки присоединить Вятскую землю предпринимались и раньше. Был не совсем удачный поход 1458 года. Но в 80-е годы XV века отношения обострились: вятчане в течение нескольких лет совершали набеги на владения великого князя. Иван III направил против них 64-тысячное войско, и вятчане, понимая всю серьезность угрозы, после взятия Орлова и Котельнича и осады Хлынова присягнули русскому государю.

В Вологодско-Пермской и ряде других летописей среди присягнувших фигурируют и арские князья.

- В исторической науке существуют самые разные версии об их происхождении…

- Да, это так. Сегодня мы можем только предполагать, кем они были. Существуют разные версии: представители добулгарского тюркского населения, булгары, татары, ногайцы…

Лично я, как и некоторые другие ученые, придерживаюсь той точки зрения, что арские князья – это исламизированные удмурты.

Как бы то ни было, мы сегодня можем сказать однозначно: арские князья были социальной верхушкой удмуртского населения. Их присяга на верность великому князю московскому означала, что северные удмурты вошли в состав Русского государства.

- Только северные удмурты?

- Да, к тому моменту только северные. Судьба южных удмуртов (арян, арских людей, как чаще называют их источники того времени) сложилась несколько иначе.

В X веке южные удмурты вошли в конфедерацию, созданную в Поволжье булгарами, а с падением Волжской Булгарии оказались в составе Золотой Орды. В XV веке на ее обломках возникло Казанское ханство, как писал автор «Казанской истории» - «преокаянная дщерь Золотой Орды».

В составе Казанского ханства и оказалась Арская земля, игравшая заметную роль в экономике и политике этого образования. В Казани в то время существовали Арская улица, Арские ворота, Арская башня. А прямо перед городскими стенами находилось Арское поле, на котором в мирное время шла активная торговля. Кстати, именно на Арском поле и развернулись основные военные действия в 1552 году. Мы к этому еще вернемся.

Пока же стоит сказать о том, что Казанское ханство представляло собой нешуточную угрозу формирующемуся Русскому государству. И эта угроза возрастала по мере того, как Казань попадала под влияние агрессивной политики Крымских ханов.

В Русском государстве было немало сторонников ликвидации и присоединения территории Казанского ханства. В частности, ученый-экономист того времени Иван Пересветов писал, что государству необходимы тамошние «подрайские землицы», говорил он и о важности контроля над торговлей по Волге. Но главное – Казанское ханство реально угрожало безопасности страны, и существовала необходимость, как писал Н.М. Карамзин, «безопасностью и спокойствием утвердить бытие России».

С последней четверти XV века принимались неоднократные попытки – политические и военные – поставить Казанское ханство под контроль Русского государства. Но все они были неудачными, Казанское ханство сохраняло независимость.

- А какова была позиция арских князей? Как они вели себя, чувствуя угрозу со стороны Москвы?

- Позиция арских князей менялась со временем. Ради сохранения мира они старались избегать крайностей. Так, в 1496 году власть в ханстве захватил сибирский царевич Мамук. Арская сторона восстала против его политики, и Мамук предпринял против арских людей военный поход, но потерпел поражение. Более того, его не пустили и обратно в Казань.

Арские люди заняли промосковскую позицию и в 1551 году, когда русскими уже была взята Горная сторона, построены крепости Свияжск и Васильгород. Но события, последовавшие в 1552 году и позже, все изменили.

- Что же случилось в 1552 году?

- Иван IV пытался решить «восточный вопрос» мирным путем. И в определенный момент казалось, что это возможно. Прибывший в качестве посла в феврале 1552 года в Казань близкий советник Ивана IV Алексей Адашев заставил хана Ших-Али отречься от престола. Царем была послана казанцам жалованная грамота, провозглашавшая наместником С.И. Микулинского. Но въезд последнего в город 9 марта не состоялся: казанцы закрыли ворота.

Переговоры, в которых, кстати, со стороны казанцев участвовал и один из арских князей, ни к чему не привели. Возможность мирного присоединения отпала. 18-19 августа 150-тысячная армия Ивана IV осадила Казань.

Казанцы разделились: около 30 тысяч человек остались оборонять город, а часть пеших и конных обосновалась в недавно построенной крепости недалеко от Казани, во главе их был и арский князь Явуш. Они совершали постоянные вылазки против московских войск, пытались пробить кольцо осады, но были разбиты войсками Микулинского и Горбатого.

И тут произошли события, которые предопределили многое в истории вхождения Удмуртии в состав России. Дело в том, что Иван IV прекрасно понимал значение Арской стороны и исходившую оттуда угрозу. Действия арских князей поставили под удар мирное население: 6-7 сентября в Арскую землю ушло три усиленных полка, которые, как отмечает «Разрядная книга», «воевали Арскую землю десять дней беспощадно», «арские села и деревни повыжгли», многие аряне были убиты.

В плен попало тогда очень много арских людей. Как отмечают источники: 12 арских князей, 7 воевод, 300 сотников и старейшин и 5 тысяч лучших воинов. Судьба их была трагическая. Их заставили молить казанцев о сдаче города, но защитники не согласились, и всех пленных казнили достаточно варварскими способами перед стенами Казани.

2 октября 1552 года судьба Казани была решена. После нескольких взрывов в стенах образовались бреши, и армия Ивана IV заняла город. Как отмечают источники, все улицы Казани были завалены трупами настолько, что одну пришлось расчищать ради проезда царя.

Так закончилась трагическая история взятия Казани. Все, конечно, могло обернуться по-другому – Иван IV еще за день до осады предлагал казанцам сдаться, но история, как известно, сослагательного наклонения не знает.

О СОБЕСЕДНИКЕ:

Маргарита Владимировна Гришкина является автором более 160 научных публикаций, среди которых монографии «Крестьянство Удмуртии в XVIII веке» (1977), «Удмуртия в эпоху феодализма (конец XV – первая половина ХIХ в.)» (1994), «Удмурты: Этюды из истории IX – XIX вв.» (1994); учебных пособий для школ на удмуртском яыке «Дауръёс пыр» ( «Сквозь века», 1996, в соавт.), «Даур куара» («Глас веков», 1998, в соавт.), учебника для 7 класса общеобразовательных учреждений «История Удмуртии». Автор разделов в книгах «История Урала с древнейших времён до 1861 г.» (М., 1989); «История крестьянства России в эпоху позднего феодализма. XVII – XVIII вв.» (М., 1993. Т. 3); вводных и свыше 100 словарных статей в энциклопедии «Удмуртская Республика» (Ижевск, 2000); введения и 5 глав коллективной монографии «История Удмуртии. Конец ХV – начало ХХ века» (Ижевск, 2004).

Беседовал Алексей ЧУЛКОВ



 

 


Александр Шкляев. Удмуртская литература и журналистика.
Контакты: skl-44@yandex.ru